Category: религия

Глава 38. с. Бада - Иволгинский дацан - п. Култук (Байкал). День 32-й. 11.09.2012г.

Спал часов пять. Недосыпа не почувствовал. Наверное, уже вошло в привычку, спать на трассе недолго и добирать сон изредка в гостиницах.

Посмотрев через лобовое стекло, обнаружил вот такой плакат. Открылся новый храм – дуган.



Мероприятие, судя по дате, уже прошло. Кафе не работало. Открывается только в восемь. Его название "Сагаан Дали" переводится как «белое крыло». Так буряты называют Рододендрон Адамса – ветвистый кустарник с бледно-розовыми цветками. Красиво.

На сегодня, кроме передвижения в пространстве в соответствии с принципом «куда доеду», мой план содержал два мероприятия. Осмотр горы «Спящий лев» или, как её называют в народе Омулёвой сопки с окрестностями, а также посещение Иволгинского дацана – крупного буддийского монастырского центра и резиденции XXIV Пандито Хамбо Ламы Дамбы Бадмаевича Аюшева – главы Традиционной буддийской сангхи России. Звучит пафосно и длинно, но от того и ещё интересней. С буддизмом у меня отношения сложные. В том смысле, что знания в области их философии, слоистой и ветвистой до бесконечности, достаточно поверхностные. Но перед поездкой кое-что изучил в свете предстоящего посещения дацана. Так, что день обещал быть насыщенным и познавательным.

Допиваю остатки вчерашнего кофе с парой бутербродов и на трассу. Утро свежее и на траве лежит иней.



Песня о встречном: «Нас утро встречает прохладой…»



На пригорках, в зеркало заднего вида уже заглядывает солнышко. Автоутро.



Но в низинах и на речках стоит довольно плотный туман.



И не жарко. Как говорит профессор Беляев – на почве заморозки.



В Новопавловке решил всё-таки позавтракать более серьёзно. Заехал в кафе «Регион 75»



Завтрак туриста.



Цены на бензин в Забайкалье продолжали оставаться высокими.



Дорога ничего особенного из себя не представляла. Федеральная трасса. Только в этом названии пафоса больше чем соответствия этого термина его инженерному содержанию.





Верблюд.







После границы удивила разница в цене на бензин в Забайкалье и в Бурятии.



Цена упала практически на пять рублей за литр. Экономика ценообразования на этих трехстах километрах от Бада до Улан-Уде просто фантастическая. Это что-то из серии «Россия – родина слонов». Хотя если считать мамонтов за слонов, то с учетом количества их останков в Якутии, из которой я только что приехал, то так оно и есть. Но… где мамонты, а где экономика?!

Доехал до Тарбагатая, большого старообрядческого села, что в Бурятии. Ранее проезжал ещё один Тарбагатай в Забайкалье на этом отрезке пути. В Новопавловке забыл зарядить термос кофе. Сделал это тут, в местном кафе.



И потом поехал к Омулевой сопке или горе «Спящий лев». Уже на подъезде к этому месту открылся ошеломляющий вид на неё.





Гора «Спящий лев» или Омулёвая сопка - это  памятник природы, почитаемый бурятами. Для того чтобы представить себе лежащего или спящего льва надо иметь очень сильное воображение. Ну, разве, что с гривой льва это получается.





Но главное тут не это. Главное - это удивительные виды, открывающиеся от этого места на Селенгу, её долину и окружающие сопки и горы.



Панорама от Омулевой сопки на запад.



Виды такие, что действительно дух захватывает. И как написал у нас на дромовской ветке «Дорога к Магадану» Alkus:  «Здесь хочется бросить руль, сидеть и смотреть». Это очень точно подмеченное ощущение и желание, посетившее и меня, когда я смотрел на эту красоту.

Это нагромождение камней на склоне в левой верхней части кадра называют «Сидящий Будда». Похож, если присмотреться.



Напротив, через дорогу, гора на которой стоит «Аввакумов Крест». Я туда не поднимался. На нём там написано: «В 1657 году по реке Селенга пролегал путь Святого Священномученика и исповедника протопопа Аввакума в Даурию. Благодарные потомки 2 июня 2007 года».
Протопоп Аввакум (Аввакум Петрович Кондратьев, 1620г. - 1682г.) был сослан из Москвы из-за разногласий по поводу реформ, затеянных новым патриархом Никоном, сначала в Тобольск, потом в Енисейск и затем уже в Даурию. Тогда-то и пролегал его путь в этих местах.



Красива и неповторима долина Селенги. Реки несущей в Байкал почти половину его притока. Панорама на северо-восток.



На панораме справа виден кусочек горы, где стоит «Аввакумов Крест». А прямо, над серпантином трассы, нависает гора «Хозяин Селенги». Там есть камень, напоминающий человека. А за его спиной стоят каменные фигуры жены и дочери. По преданию у бурятов каждая река имеет своего хозяина. Таким хозяином Селенги является Бухэ-Батор - правитель войск, дарующий гармонию и физическую силу. И хотя его жилище находится на Ольхоне, но шаманские камлания обряда поклонения Бухэ-Батору происходят именно здесь.



И, как не жаль, но в очередной раз приходится уезжать от такой красоты. Ничего. Я же не просто так наметил ещё заехать и на Ольхон и в Тобольск. Вот и протянется цепочка связи с этими культовыми местами.

А впереди меня ждал Иволгинский дацан.

Интересный, конечно, вопрос: а, чего это меня туда потянуло? Вера вроде бы для православного чуждая. Философия буддизма, имеющая столько течений и направлений, что одно их изучение займет не один год, мне интересна только в отдельных и немногих её положениях. Тем более что здесь, в Бурятии, школа ближе к тибетской. Да и развивался буддизм в России несколько обособленно. Вот чего спрашивается я туда еду?

А еду я туда по двум причинам. Первая это то, что в Москве нет буддийских храмов. В Центральной России есть только в Санкт-Петербурге. Так, что даже посмотреть на них с архитектурной точки зрения негде. Был бы приверженцем этой философии то, наверное, съездил бы в другие страны. Так ведь не адепт этой философии ни разу. Ради чего ехать?

Вот и вторая причина определилась. Тут всего в сорока километрах от моего маршрута есть возможность всё это увидеть, причём в одном из самых почитаемых бурятами мест, и не заехать? Глупо не воспользоваться такой возможностью. Так, что еду я туда за чисто познавательными и эстетическими впечатлениями. Ведь даже архитектура в бурятских дацанах своеобразная и развивалась она, как пишут знающие люди, от традиций русских храмов изначально. Вот и посмотрим с этой точки зрения.

И проехав около пятидесяти километров от Омулёвой сопки, я в четверть второго подъехал к Иволгинскому дацану, что расположен рядом с селом Верхняя Иволга. Погода в этот день стояла просто шикарная, и солнце давало возможность увидеть всю яркую цветовую палитру храмов во всей полноте.



Когда-то, в 1712 году полторы сотни монголо-тибетских лам бежали из Монголии, захваченной маньчжурской династией Цин, чем очень поспособствовали становлению буддизма в Забайкалье. В 1741 г. императрица Елизавета Петровна, после имевшей место аудиенции с первым бурятским ученым-монахом Дамбой-Даржой Заяевым (1702 -1777г.г.),  издала указ, согласно которому «ламайская вера» получала статус «дозволенной религии»; ламы освобождались от налогов и др. повинностей. А первый храм в Цонгольском (Хилгантуйском) дацане был построен русскими плотниками в середине XVIII веке и получил название Балдан-Брайбун в честь тибетских монастырских центров. А первым настоятелем стал именно Дамба-Даржа Заяев, он же I Пандито Хамбо лама России (1764-1776г.г.)

Место, где был заложен в 1945 году Иволгинский дацан, тесно связано с XII Пандито Хамбо ламой Даши-Доржо Итигэловым (1852 -1927г.г.), считающимся Дамбой-Даржаем Заяевым в 12-ой жизни. Вот такая, понимаете, реинкарнация.

Долгая история его жизни закончилась 15 июня 1927 года. В возрасте 75 лет (заметим, что ровно столько же прожил Дамба-Даржа Заяев) XII Пандито Хамбо лама Даши-Доржо Итигэлов в присутствии лам Янгажинского дацана попросил прочитать молитву «Благожелание уходящему». Ламы никак не могли начать и тогда он сам начал читать молитву. Ламы присоединились к чтению и после окончания в соответствии с завещанием Итигэлова поместили его в позе лотоса в бумхан, саркофаг из кедра, и оставили его в захоронении в местности Хухе Зурхэн, находящейся на территории Иволгинского района.

В 1955 году, в соответствии с завещанием Итигэлова, XVII Пандито Хамбо лама Лубсан Нима Дармаев с несколькими ламами подняли саркофаг. Убедились в сохранности тела и, заменив одежды, вновь поместили тело в бумхан.

В 1973 году, теперь уже XIX Пандито Хамбо лама Жамбал Доржо Гомбоев с ламами опять осмотрели тело и, также заменив одежды, поместили его в бумхан. Тело сохраняло прижизненный вид.

И только 10 сентября 2002 года XXIX Пандито Хамбо лама Дамба Аюшеев с ламами перенесли тело в Иволгинский дацан.

Было проведено научное исследование тела Итигэлова. Спектральный анализ не выявил в органических тканях тела ничего такого, что отличало бы их от тканей живого человека: тело Итигэлова (включая даже глаза) соответствует всем параметрам тела живого человека.  Внутренние органы целы. Согласно двум актам судмедэкспертизы, никаких следов бальзамирования на теле ламы не выявлено. Не похоже это и на процессы мумификации или дубления. Тело даже потеет и при этом не теряет вес. Мозг пульсирует с частотой один всплеск в минуту. У живого спокойного человека четыре всплеска. Вот такой феномен.

В 2003 году на территории Иволгинского дацана был построен дворец Хамбо ламы Итигэлова. И с тех пор тело находится там. Для поклонения ему есть всего несколько дней в году по большим праздникам. В остальные дни дворец закрыт.

Вот с этого дворца мы и начнем. Хотя по правилам надо обходить дацан по солнцу или по часовой стрелке. Для этого проложена специальная молитвенная дорожка. Обряд обхода называется «гороо» (круг).  Но мы люди светские и другой веры – нам простительно.



Первые деревянные и каменные здания дацанов строились с участием русских каменщиков и плотников, с влиянием традиций русского церковного зодчества. Здания были крестообразными в плане. К основному, квадратному залу, пристраивалась алтарная часть с севера, вестибюль с юга, восточный и западный прирубы использовались для вспомогательных целей. Главный, наиболее богато украшенный, фасад здания — южный. Вестибюль — отличительная черта бурятских дацанов. Он предназначался для отсечения холодного воздуха. В Монголии и Тибете вход в помещение осуществляется прямо с улицы.
Дуганы или большие храмы для собраний монахов и сумээ, тоже храмы, но посвященные обычно какому-то одному божеству практически синонимы. Главный храм в дацанах называют  Согчен-дуган.
Со второй половины XIX века появился новый вид дугана, существенно отличающийся от первых образцов. Для архитектуры нового типа характерны: план, близкий к квадрату, здания строятся в виде ступенчатой пирамиды с галереями и колоннадами на верхних этажах, яркая полихромия, крыша китайского типа с поднятыми углами. Крыша с загнутыми вверх углами стала чертой, отличающей культовое сооружение от обычного здания. Интерьеры согчен-дуганов — зал с рядом колонн. Применяется богатый декор, в основном тибетского типа.



Позолоченные кружки декора – это зеркала «толи». Защита от негативной энергии. Зеленые и синие бруски –  уняо, имитируют китайские стропила, а отверстия на торцах символизируют гнезда ласточек. Ниже в декоре цветки лотоса.

Загнутые концы крыш – заимствованный элемент  из Китая и Монголии. У старых бурятских дуганов были крыши с прямыми концами. На концах крыш драконы и бадра, напоминающая цветок.



Крышу того, что мы обычно называем портиком, всегда венчают золоченые фигуры колеса Закона «чойнкор», символизирующее Будду и по обеим его сторонам - двух антилоп – «Ридак по мо». По легенде первыми слушателями Будды были пять его учеников и две вышедшие в этот момент из леса лани. Смысл этого декора - распространение учения.



Львы – охранители, стоящие по обеим сторонам входа.





Перед дворцом сосуд для курения благовоний.



Непременный атрибут – молитвенные барабаны – хурдэ. В каждом свиток молитвы «Ом мани падме хум» на санскрите и на барабане написаны мантры. Вращая барабан по часовой стрелке, верующий совершает многократную молитву. На ограде висят дарственные шарфы (хадак) Учителю.
                                                                                              















Подошли немецкие туристы и попросили сфотографировать их на фоне храме их же фотоаппаратом. Снял. Взяли сами у меня из рук мыльницу и сфотографировали на фоне дворца. Обмен любезностями. 



Главный храм дацана – Согчен-дуган. А за ним двухэтажный восьмистенный Дэважин дуган, в  котором находятся модель Чистой земли Будды Амитабхи (ему посвящен храм) и библиотека. В дацане находится единственный в России буддистский университет.





Ордерная система Согчен-дугана, по-моему, чисто бурятская. Шесть рядов по три колонны на просторной террасе. Причем последние колонны являются квадратными в сечении пилястрами. Колонны без базы.

Объем второго яруса заключает в себе часовню для почитания гения-хранителя гонкон.

Три бордовых фриза с зеркалами «толи», закрывающими торцы перекрытий, подчеркивают ступенчатый силуэт храма. А вот штукатурка под кирпич кажется совсем простоватой для такого храма. Да и рустовочная полоса из слоя цемента внизу и отделанная с имитацией бутового камня, тоже не добавляет храму монументальности. Хотя может быть, что в этой традиции так и надо – чем проще, тем лучше. Лаконизма тут хватает. И в декоре тоже, но каждая деталь с четким смыслом. Вот, например,  нижняя часть антаблемента в виде мелких точек символизирует четки.

Золоченая крыша с тремя элементами - вазоподобного Ганжира (ганджира) в центре и двух чжалсанов (жалцанов) по бокам. Ганжир заполняется девятью драгоценностями, книгами и пятью крупами. Это должно символизировать неиссякаемость буддизма. На втором ярусе то же, но декоративно и меньшего размера.

Северная стена, как и положено – глухая. Только вот два крылечка на северной стороне - это совсем не по традиции.



Ну, пойдем дальше. Вот ощущение детской площадки совсем реальное. Хотя с тиграми связана каноническая легенда буддизма. Однажды Будда, гуляя по джунглям, увидел тигрицу, которая из-за болезни не могла кормить детей. Тигрятам грозила смерть. Ради их спасения Будда пожертвовал собственным физическим телом. После этого тигры поклялись всегда охранять и защищать учение Будды и не причинять вреда его ученикам.



А за этими фигурами стоит Майдари-сумээ. Храм в честь Будды Майтреи, прихода которого ожидают после Победителя в Истине Будды Шакьямуни. Круглая форма от круговращения Майтреи при сошествии.

Маанин дуган – храм, посвященный Будде Авалокитешваре, бодхисатве мудрости и сострадания.



На всём протяжении тропы гороо стоят молитвенные хурдэ разного размера и веса.





Важной частью дацанов являются ступы или субурганы.





По буддийскому канону субурган – это хранилище священных реликвий Будды, его учеников. Как во всех странах буддизма Махаяны, в Бурятии субурганы возводятся не только в честь Будды Шакьямуни, но и в знак уважения и благодарности к ушедшим учителям. Есть субурганы, связанные со знаменательными датами, а также ступы для защиты местности от стихий, болезней и т.п.



Решение о возведение мемориальной ступы обычно принимают ближайшие ученики, родственники, земляки ламы, которому она посвящена, а также члены буддийских общин. Инициатором может стать любой человек, но строят только под контролем сведущего ламы.



Ступа условно состоит из трех частей: пьедестала (сэнтэй), главной части (бумба) и шпица. Каждая часть имеет свой канон составных частей, описывать который здесь просто  места не хватит. Отношение к символике каждой составной части субургана в буддизме достаточно строгое.



Есть тут и живые лани. В данном случае две сибирские косули.



Симпатяга козлик.



Вид на долину и с. Верхняя Иволга.



На территории много различных культовых предметов.





Это хранители возле недавно построенного дугана - Храма Зеленой Тары. Спонсоры стараются.



В общей сложности дацан охраняют 12 львов и два тигра



Вот такую породу собак еще тут ламы выращивают.



Походил, посмотрел. Удовлетворил свое любопытство. В дуганы я не заходил. Ни к чему мне это, да и снимать там, как правило, нельзя. Двоякое чувство. Интересно, с одной стороны, но с другой какое-то ощущение декоративности и новодела. В общем – не греет. Не моё. Чужое. Тут глубокое знание этой философии нужно и… вера. Без этого вся внешняя яркая полихромия и обилие деталей так и будет восприниматься непосвященным человеком как декорация.

Прикупил сувениров - жаб всяких, приносящих достаток, и черепах долголетия. Рынок сувениров тут большой.



И пошел через площадь в местную позную. Надо пообедать, да и для сравнения отведать буузы в этом культовом месте.






Очень неплохие тут буузы готовят. Скоро совсем знатоком стану.

По краю села сделан канал, отделяющий от него дацан.





Надо ехать. Время  - мой неумолимый контролёр. И я выдвинулся в сторону Байкала.

Первую остановку сделал в Еловке, возле «Трех медведей». Понравился вид на Селенгу.



Вот из-за этого вида остановился. Красота.







Тут даже часовенка имеется, являющаяся хорошим ориентиром с трассы.






В шестом часу вечера я продолжил путь к Байкалу. Практически ничего не снимал и регистратор по большей части из-за встречного солнца был выключен.
Дорога на этом отрезке в 350 километров была ни чем не примечательной. Несколько небольших ремонтов до Бабушкина, где я останавливался поужинать в кафе.



Основные проблемы в тот момент были на тридцатикилометровом участке реконструкции между Бабушкиным и Слюдянкой. Ну, и на серпантине при подходе к Слюдянке из-за большого количества фур и одной аварии тоже было достаточно напряженно, и скорость была невысокой.

Проехав Слюдянку, решил, что идти серпантин к Иркутску ночью дело глупое, поскольку по пути в Магадан видел вечером там три аварии за полчаса. Искать гостиницу не стал и остановился на площадке у кафе, что напротив АЗС «Крайснефть» перед Култуком. На часах одиннадцать часов ночи. Спать лег в машине. За день прошел 720 км.

Заснул под мерный перестук колес, доносившийся с железной дороги.

Продолжение следует...