Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Местная колымская топонимика и оронимы в окрестностях Кадыкчана и Мяунджи

Вынужденное пребывание дома  в связи с разгулявшимся вирусом и возраста, поместившего меня в высокую группу риска, заставило обратиться к написанию этой статьи, до которой ранее не дошли руки. Эта тема, я думаю, интересна достаточно узкому кругу лиц. Она просто добавляет некоторые топонимические и геологические уточнения для оронимов в окрестностях поселка Кадыкчан (ныне заброшенном) и поселка Мяунджа, а также, возможно, заинтересует путешествующих по Колыме.

Если с топонимами всё достаточно понятно, то напомню, что ороним – это собственное название любых форм рельефа земной поверхности, т.е. орографических объектов. Часто толкование термина «ороним» сужается до названий сопок, гор и хребтов, т.е. возвышенностей и при этом несправедливо исключаются провальные формы рельефа.

Но я здесь хочу поговорить именно о сопках и горах.

Collapse )

Начало трансатлантической телеграфной эпопеи. Культурологический взгляд на историю, часть 2

Однако ещё 16 августа 1858 года произошел обмен первыми телеграфными сообщениями. Первое четкое сообщение из Ньюфаундленда появилось 13 августа, а первое из Ирландии пришло 16 августа, оно гласило: «Europe and America are united by telegraphy. Glory to God in the highest, on earth peace, goodwill towards men» (Европа и Америка объединены телеграфией. Слава Богу  всевышнему, мира и добра людям на земле).

Затем произошел обмен телеграфными приветствиями между Её величеством королевой Великобритании Викторией и 15-м Президентом США Джеймсом Бьюкененом (James Buchanan).

 

Collapse )

Начало трансатлантической телеграфной эпопеи. Культурологический взгляд на историю, часть 1

 Давно не писал ничего по своей специальности. А в соответствии с моим первым и основным дипломом я – инженер электросвязи. Инженер электросвязи – понятие достаточно общее. Внутри этой профессии много разных специализаций. А вот специализируюсь я уже более сорока лет в области проектирования, строительства и эксплуатации кабельных линий и сетей связи. Всех типов – симметричных, коаксиальных и волоконно-оптических. Хотя доводилось в своей жизни заниматься и автоматической электросвязью, а также радиорелейной, спутниковой и пр.пр. Специальность моя, по тому же диплому, называется «Многоканальная электросвязь». А многоканальные системы связи – и аналоговые и цифровые – работают, как у нас принято говорить, в разных направляющих средах. Но по большей части я всё-таки кабельщик.

 И всегда меня интересовала история. В том числе и история развития основного предмета моего труда – кабелей. А это очень интересная хронология развития и накопления знаний человечества в этой области, порою драматическая и полная удивительных приключений.

 Только одно перечисление имен, как великих ученых, так и инженеров, вложивших свои знания и труд в развитие этой области техники, займет не одну страницу. Вот, например,  все знают, что такое «градус Кельвина» т.е. единица термодинамической температуры в системе СИ. И многие даже знают, что ученого, в честь которого названа эта единица, звали Уильям Томсон. Но вот тот факт, что он был пожалован королевой званием пэра Англии и лорда (барона) Кельвина (1st Baron Kelvin по имени речушки с одноименным названием, протекающей мимо университета Глазго и впадающей в реку Клайд) в том числе и за его работы, как теоретические, так и практические в проектах и экспедициях по прокладке первых подводных трансатлантических телеграфных кабелей, знают немногие.


Уильям Томсон, лорд Кельвин
(26 июня 1824 года, Белфаст, Ирландия — 17 декабря 1907 года, Ларгс,  Шотландия)

Collapse )

Настроение пасмурного дня. Иоанно-Предтеченский монастырь

В пасмурный декабрьский день всегда хочется немного солнца. Перебираю летние фотографии прошлого года и пытаюсь воссоздать ощущение солнца и тепла того июльского утра.

У меня, как и многих москвичей, одним из любимейших мест является Ивановская горка. Место уникальное по количеству исторических и архитектурных памятников. Но Ивановский монастырь, как он когда-то назывался, и давший название одному из московских холмов, стоит немного особняком.

В семидесятых, работая в Московском городском комитете ВЛКСМ (Колпачный, д.5, бывший особняк барона А.П.Кнопа),  ходил мимо монастыря каждый день утром и вечером от метро «Площадь Ногина». Но возможности попасть в него тогда не было. В монастыре был архив МВД.

Монастырь многострадальный. И французы жгли в 1812 году, и закрывали его не единожды, и оскверняли, разместив в нем один из одиннадцати концентрационных московских  лагерей НКВД. Всяко бывало на его веку и всего о нём не перескажешь. Да и написано о монастыре уже столько, что и не объять. В сети найти информацию не трудно.

А в то июльское утро я бродил по улицам Ивановской горки и немного снимал.  Просто несколько фотографий окрестностей и самого монастыря.

Подъём на горку по улице Забелина. За перекрестком с Малым Ивановским - Храм Святого равноапостольного князя Владимира в Старых Садех.

DSC_0369.jpg

Collapse )

Глава 48. Октябрьский - Москва. День 41-й. 20.09.2012г.

                                                                              «Еще одно, последнее сказанье —
                                                                                 И летопись окончена моя,…»

Наступило утро последнего дня моего путешествия. На сегодня я оставил примерно 1300 километров. В первый день путешествия я прошел столько же. Но тогда сил было немерено. Сегодня это будет сложнее. Усталость уже брала своё. Спокойная езда на последнем отрезке пути была бы более чем оправдана.

Встал в шесть утра. Завтракая в кафе, наметил маршрут. Пойду, пожалуй, между М5 и М7 до Владимира по тому маршруту который мы и намечали с Сергеем: Октябрьский – Бавлы (уход с М5) – Бугульма – Нурлат – Кошки – Димитровград – Ульяновск – Саранск – Лукоянов – Арзамас – Ардатов – Кулебаки – Муром – Судогда – Владимир. И дальше по М7 в Москву. Длиннее чем по М7 километров на сто с небольшим, но зато, если не считать проезд по городам, практически без трафика и представителей ГИБДД.

Пройдя около двадцати пяти километров до Бавлы я ушел на Р239 в направлении Бугульмы. И тут я просто включил Навител и доверился ему. Повел он меня по местным дорогам вполне сносного качества при полном отсутствии трафика.





Нефть тут качали со всех «щелей», попутно видимо перерабатывая, удаляя закаченную в
скважины воду, и отстаивали в танках. Впрочем, я не силен в нефтепереработке.







Второй день шел без дождей, что радовало. В это утро только утренний туман иногда создавал проблемы в населенных пунктах. Любит народ у нас ходить близко к краю дороги. Трафика в населенных пунктах с утра практически не было. В дороге практически не снимал и редко включал регистратор.







В начале двенадцатого прошел Димитровград.



И в начале первого заехал на Императорский мост в Ульяновске.





Поразила ширина зеркала Волги в этом месте. Горизонт терялся в дымке, что создавало впечатление почти морской безбрежности. Отдельно стоящие коробки судов только усиливали этот эффект.

Снял стоя на светофоре. Это, если не ошибаюсь, новый, строящийся  Спасо - Вознесенский кафедральный собор в Ульяновске. Окончание строительства намечено к концу 2013 года.



Из Ульяновска пошел по Р178 на Саранск. Пообедал в каком-то кафе на трассе.



МИГ-17 в Чамзинке был установлен в честь Героев Советского Союза, подготовленных в размещавшемся здесь в годы войны 73 авиационном полку.



Саранск обошел по объездной. И дальше по Р158 дошел до Арзамаса. К сожалению, перед
Саранском  пришлось выключить регистратор. Мой Texet стал почему-то перегреваться и самопроизвольно отключаться. Фотоаппарат тоже больше не доставал, стараясь быстрее преодолеть оставшееся расстояние до дома. Наверное, у нас с девайсами, что называется «батарейки сели». Исчерпали видимо лимит фиксации событий этого путешествия ;).

Самыми трудными в этот день были километры от Ардатова до  Владимира.  Стемнело и двухполосная дорога, петлявшая по нашему обыкновению сверх меры в сочетании с проездом деревень, требовали повышенного внимания. Во Владимир пришел ровно в полночь.

На М7 до Москвы уже не торопился. Камер тут хватает по мере приближения к столице. Одно время мы проектировали оптические кабели к базовым станциям для МТС в районе Павловского Посада и Орехово-Зуево, и по этой трассе довелось тогда много поездить. Так, что камеры помнил все.

На МКАД вышел в начале второго ночи. Приняла она меня  как родного и позволила пролететь оставшиеся сорок километров до моего дома в Митино с ветерком. Попробовал запечатлеть этот момент, но как обычно в движении ночью получилось плохо.



С трудом найдя место для стоянки около дома я, в два часа ночи, забрав из машины только документы и оружие, вошел в свой подъезд. Разгружаться сил уже не было.

ЭПИЛОГ.

Вот и закончилось это удивительное во многом путешествие, к которому я, как выяснилось, готовился почти четверть века. Я осуществил свою мечту и снова побывал на Северах. И кроме того проехал по нашей стране и посмотрел как живут сегодня люди на её необъятных просторах. Живут по-разному. Хотелось, чтобы жили лучше, но пока всё, так как оно есть. И нам, пока есть силы, и особенно молодым, работы ещё предстоит много, чтобы наладить достойную этой страны жизнь.

Уже на следующий день, выезжая на работу, зафиксировал одометр.



В последний день я прошел по одометру 1313 километров. Цифра получилась какая-то зловещая. Но к счастью ничего печального в этот день не произошло. Если произвести нехитрые математические действия и сравнить с начальными показаниями одометра 87 259 километров, то получается, что всего по маршруту я прошел 21 313 километров за 41 день. Реально, конечно, больше из-за моей резины отличающейся от стоковой.

По затратам получилось прилично. Сумму приводить не буду, но если учесть затраты на подготовку то вполне могло хватить на очень приличное двухнедельное сафари в Африке с вывозом трофеев J.

Хотелось бы поблагодарить всех, кто оказал помощь мне в этом путешествии. Выделять никого не буду, но без всех моих друзей, людей просто случайно встреченных в дороге, всех дальнобойщиков, кто помогал на рации и дороге пройти маршрут без приключений, и многих других, кормивших меня в дороге и дававших кров, вряд ли я смог бы осуществить свою мечту.

А главное, друзья, путешествуйте. Готовьте свои машины и путешествуйте по нашей необъятной Родине. Люди и страна у нас прекрасные, а достойную жизнь, как я уже писал, мы вместе наладим.

Миха передает Вам всем привет и желает новых интересных путешествий!



И в заключение песня Е.Дятлова "Моя дорога", служившая мне гимном в этой поездке.

Глава 44. Ишим - Тобольск. День 38-й. 17.09.2012г.

Утром проснулся в половине шестого. Кругом сплошное «молоко». Туман с видимостью до тридцати метров в низинах. Красиво, но не радует. Мне же идти надо и, по возможности, быстро.

Зашел выпить кофе в кафе при стоянке. Стал думать над маршрутом. Сергей на форуме предложил пройти вот так: «Большое Сорокино – Кротово - Новоберезовку – Новопетрово (моя РОДИНА!!) - тут на развилке на Черное – Вагай – Тобольск». Для этого мне надо было вернуться назад на полтора километра. Тогда весь маршрут получался по навигатору 320 км. Самая короткая дорога, но с гравийным участком после Кротово, там, где старинный Сибирский тракт проходил. Дорога короче это хорошо, но плотный туман вкупе с гравийкой скорости не добавят.

Тут зашли парни, которые пришли с Ханты-Мансийска как я понял. Поинтересовался у них как мне лучше идти. Ребята сказали, что при такой обстановке лучше идти на Тюмень и сворачивать в Голышманово на основную трассу на север. Так получалось длиннее всего на двадцать километров, но везде асфальт почти без трафика. Так и решил идти. Снимать сегодня по дороге будет некогда, да и чего там снимать в тумане. Включил только регистратор. Мало ли, что может случиться. Так, что до Тобольска снимки будут совсем неважного качества. Просто иллюстрации к маршруту. Приношу свои извинения.

Дозаправившись в Лозовом пошел по туману. Скорость поначалу, и особенно в низинах, была 50-60, не больше. Потом потихоньку раскатился, пообвыкнув к этой пелене. В четверть  восьмого повернул в Голышманово на ханты-мансийскую трассу.



Дальше пошла трасса абсолютно без трафика и с нормальным асфальтом. Единственное, что осложняло езду в тумане это населенные пункты. Люди шли на работу по обочинам, и надо было быть более внимательным. Какая-то выловленная мною радиостанция в Тюмени сообщала, что из-за тумана закрыты все аэропорты, включая и «Кольцово» в Екатеринбурге.

Трасса была отличной. На высоких и открытых местах туман был разреженным,что позволяло идти под сотню.



Туман рассеивался медленно. Около девяти утра заехал в придорожное кафе «Транзит», что в Бегитино. Надо кофейку попить и передохнуть глазами. Туман напрягал глаза прилично.



Дальше стало полегче. Местами, немного приходилось нарушать, чтобы уложиться в график.



После Вагая ненадолго распогодилось. Туман ушел.



Без пятнадцати одиннадцать я вышел на трассу Р404 (Тюмень — Ханты-Мансийск). До Тобольска оставалось около десяти километров.



И вот он Тобольск.



Пока ехал, разрабатывал план дня. На въезде в Тобольск надо уйти на Абалак. Свято-Знаменский Абалакский мужской монастырь это одна из важнейших исторических точек в окрестностях Тобольска. Потом вернусь на трассу и поеду в Иоанно-Введенский женский монастырь, который тоже мне никак не объехать. И уже потом поеду смотреть единственный в Сибири каменный Тобольский Кремль. А дальше по ситуации. В городе много исторических мест, которые я бы хотел увидеть. Вот только времени маловато.

От перекрестка на въезде в город до Абалака всего 17 километров. Итак. Что же я знаю об этом месте?

Абалак - старинный татарский городок,  и название своё получил от имени татарского князя Абалака, сына сибирского хана Мара. И менялись ханы чередою до того момента как хан Кучум, сын Муртазы из Казахской орды, разгромил войско своего предшественника хана Едигера (Ядкара), убив и его самого и брата-сопровителя его Бекбулата. И стал Сибирским ханом Кучум. И, как и его предшественники, правил в этих местах сидя в своей столице Искере (Кашлык, Сибир, Сибирь). Только постепенно перестал платить дань русскому царю, как делал его предшественник. А дружил и торговал он всё больше с Бухарой, Китаем, Казахской да Ногайской ордой. И вести себя стал с Москвой неуважительно и несколько набегов даже  совершил на владения царя Ивана Грозного чуть ли не до Перми, разорив еще и владения промышленников Строгановых. Строгановы управляли там землями от имени Иоанна IV Васильевича и даже собирали ясак. В общем, прав имели в избытке.

Только вот на беду его жил на Руси казак Ермак Тимофеевич Аленин. Когда родился неизвестно доподлинно. Где-то между 1530 и 1540 годами. И где родился тоже непонятно. Но казак был лихой. И после Ливонской войны прибыл сей казак на Каму. Казачки там яицкие, в основном выходцы с Дона, по обыкновению своему пошаливали, задевая и владения Строгановых. А дальше точно неизвестно: то ли царь Иван, намекнул, что надо бы разобраться с Кучумом и привести территории Тюменского ханства под его длань и казну государеву пополнять, то ли Строгановы, чтобы не терпеть убытка ещё и от казаков наняли их же самих для охраны «сданной им в аренду» царевой территории. Дело темное и историки к единому мнению не пришли. Карамзин с Соловьевым, во всяком случае, считали, что эта идея всё-же принадлежала хитрованам Строгановым. Но, так или иначе, снарядили казаков в поход, и во главе у них встал Ермак Тимофеевич. И пошел Ермак воевать Кучума за Урал-Камнем. Лучшая защита – это нападение.



И били казаки воинов Кучума повсеместно, так как были войском почти регулярным и в сражениях обученным, да и вооружены были неплохо - всё больше ружьями. Много была разных стычек, и на мысе Чуаш и взятие почти без боя Искера, столицы Сибирского ханства Кучума. А сам  Кучум, лис хитрый и опытный, поднявшись вверх по Иртышу,  ушел кочевать в долине реки Ишим. И стал дожидаться своего часа. Ермака он воспринимал всерьез.
Сын Кучума Алей вернулся в Сибирь вскоре после того, как казаки засели в Искере. Это были отобранные татаро-бухарские отряды, которые во время похода Ермака участвовали в нападении на Пермь. Возглавил эти силы Маметкул. Он стал, следит за каждым шагом Ермака, и ждал, пока тот разъединит свои силы. И вот зимой такой случай представился.
Большой отряд казаков выехал пополнить запасы рыбы под Абалак. Там казаки подверглись неожиданному нападению и были все перебиты. Как значится в синодике: «безо опасения шли казаки на рыбную ловлю под Абалак, и внезапно напали на них нечистивые воины и убили в том баю Богдана Брязгу с его дружиною». Узнав о беде, Ермак бросился навстречу Маметкулу, и в упорном бою разгромил его войско.
Выигранная многочасовая битва под Абалаком имела решающее значение. Историки пишут, что "Не занятие Искера, а победа под Абалаком окончательно определила успех сибирской экспедиции Ермака».
В краткой Сибирской (кунгурской) летописи сообщается о явлении Святителя Николая Ермаку вскоре после битвы под Абалаком: "Нощию же той, явися Ермаку молящуя и пяти человеком в нощи, святий Николай, повелевая в чистоте зкити и прележный пост имети и всякие с братолюбием добродетием проходити и прорече: будет на Красной горе дом в жилище Богу и мне впредь... и сие видение Ермак всем возвести".
А Кучум своего часа дождался. 6 августа 1585 года подстерёг Ермака с пятьюдесятью казаками в устье Вагая, да и напал на казаков ночью. По легенде Ермак был смертельно ранен копьем в горло татарским богатырем Кутугаем. Прыгнул Ермак в воду, да утянули дареные царём дорогие и тяжелые доспехи раненого Ермака на дно.

Целый месяц пировали и глумились над телом Ермака знатные мурзы во главе с Кучумом. И где точно захоронено его тело неизвестно. По одному из преданий похоронен Ермак на старом татарском кладбище в селении Баишево.

После смерти Ермака собрали казаки круг и решили уйти домой. Мало их осталось, да и сподвижников ближайших Ермака погибло за последний год во множестве.

По одной из версий сам Кучум погиб в 1598 году в стычке с калмыками в Барабинских степях после разгрома его войска отрядом под командованием тарского воеводы Андрея Воейкова и казачьего атамана Черкаса Александрова.
А дальше историки пишут следующее:
«В XVII веке в Абалаке поселяются русские. Со временем это место становится русским селом. В 1636 году в Абалаке жила бедная одинокая вдова по имени Мария. Ей неоднократно являлись знамения, в которых говорилось о том, что она должна поведать жителям Абалака о необходимости строительства церкви во имя иконы "Знамения" Пресвятой Богородицы, что в древнем Новгороде, с пределами — по одну сторону святителя Николая, а по другую преподобной Марии Египетской. Архиепископ Тобольский Нектарий дал благословение на строительство церкви, в котором принимало участие много народу жившего в Абалаке и в Тобольске.
В это же время к больному крестьянину Евфимию приходит нищий Павел, и говорит: "Евфимий! В Абалаке строится церковь по велению Божию, во имя "Знамения" Богородицы, Святителя  Николая и Марии Египетской. Дай обещание написать храмовый образ в эту церковь. Может быть Господь, по вере твоей и усердию простит тебя и освободит от болезни". После получения благословения архиепископа Нектария, образ был заказан Евфимием протодиакону тобольского Софийского собора Матфею, который в то время был одним из самых искусных тобольских иконописцев. Когда икона была написана, Евфимий получил чудесное исцеление, и сам понес написанный образ в собор для освещения. С тех пор жители Абалака и паломники неоднократно становились свидетелями исцеления тяжелобольных при помощи иконы Абалакской Божией Матери.

После того, как в 1680 году деревянный храм в Абалаке сгорел, была заложена каменная соборная церковь "Знамения" Пресвятой Богородицы, строительство которой было завершено в 1691 году. В 1748-50 годах рядом со Знаменской церковью был возведен зимний храм Святителя Николая Чудотворца, а в 1752-90 годах построена колокольня с храмом преподобной Марии Египетской.  В 1783 году епископ Варлаам (Петров) по высочайшему повелению Императрицы Екатерины II перевел в Абалак Богоявленский мужской монастырь из с. Невьянского Пермской губернии. Основанием к учреждению в Абалаке монастыря послужила Икона Божией Матери и идущие от нее чудотворения».

Вот в такое историческое место я и еду вдоль правого берега, текущего мне навстречу Иртыша. По дороге проезжаю поселок Сибиряк и село Преображенка. Возле Преображенки (ранее село Преображенское), на выходе Сибирского лога к Иртышу, и находилась столица Сибирского ханства Искер, он же Кашлык и он же Сибир. От него ничего не осталось кроме раскопок. Большая часть его территории смыта в Иртыш. А вот к  восстановленной церкви в этом селе надо на обратном пути обязательно заехать.



И проехав чуть более пяти километров, я въезжаю на стоянку у Свято-Знаменского Абалакского монастыря. И первое, что я вижу это неописуемый вид, открывающийся с высокого берега Иртыша.



Дыхание замирает, и ты понимаешь, что без божественного провидения так выбрать место для монастыря невозможно. И все эти пройденные сотни километров становятся абсолютно ненапрасными. Только ради этого вида стоило сюда ехать!

И где была моя голова, когда я не взял хорошую камеру с широким углом?! Нет, это не Миха. Это я балбес!

Ну, ладно. Пойдем в монастырь.



Свято-Знаменский храм. По царскому указу в 1683 году была заложена и окончена в 1691 году каменная соборная церковь «Знамения» Пресвятой Богородицы.  Мощный четверик  «придавленный» к земле огромным куполом первого яруса - результат перестройки храма в 1761 году. Изначально, как и Софийский собор в Тобольске, Знаменский храм был пятиглавым. Во время моего посещения монастыря он был на реставрации.



Святые Врата.



Надвратная Икона Божией Матери "Знамение". По сторонам Приснодевы с Предвечным на груди своей воплотившимся Богомладенцем, и ходатайствующей пред Ним за мир, изображены еще предстоящими: справа - св. Николай Чудотворец Мирликийский, а по левую руку - преподобная Мария Египетская.



В период 1803 – 1812г.г. вокруг монастыря была устроена каменная ограда.



Храм преподобной Марии Египетской с колокольней (1753-59 г.г.). Восьмерик на четверике.



И на Свято-Знаменском соборе и на колокольне церкви преподобной Марии Египетской сферические купола на каждом ярусе, а завершают купола-луковицы с крестами.



Этот храм был единственным открытым. Пройдем внутрь. Новая современная роспись храма. Краски силикатные. Нижний ярус расписан сюжетами покорения Сибири и деяниями Ермака в том числе.





На верхнем ярусе классический библейский сюжет "Возвращение блудного сына".



Святые преподобные отцы.





Роспись.







И хотя непринято снимать святыни, но я не утерпел. Немного не в фокусе – снимал быстро.

Это Абалакская Чудотворная икона Божией Матери «Знамение». Икона чудотворная, несмотря на то, что это список, который ещё называют «Наместницею».



Написана эта икона в начале двадцатого века монахиней Иоанно-Введенского монастыря Августой. Пока Свято-Знаменский храм на реставрации икона находится в этой церкви.

21 февраля 1913 года, во время празднеств в честь 300-летия Дома Романовых, в Казанском соборе Санкт-Петербурга, большая депутация от Тобольской губернии преподнесла в дар Николаю II список иконы Божией Матери «Знамение». Тогда, в 1913 году, в затихшей после революционных потрясений России никто, а меньше всех сам Николай II, не мог предвидеть, что скоро, через четыре года, бывший император со своей семьёй не по своей воле отправится на родину Абалакской иконы – в Тобольск…

У Абалакской иконы Божией Матери «Знамение» в самом монастыре молились многие известные личности: адмирал Колчак, белые генералы Корнилов, Капель, Дитерихс, Попеляев, среди них был и последний российский император Николай II.

По прибытию в Тобольск сосланной царской семьи летом 1917 года, оказалось, что дом, в котором им предстояло жить, еще не был подготовлен к приему ссыльных. Пользуясь неожиданной остановкой, уполномоченные Временного правительства устроили прогулку для царской семьи в Абалакский монастырь на корабле. С этим чудотворным образом немало было связано в жизни царской семьи. Наверняка они вспомнили список с иконы, поднесенный им в юбилейном 1913 году 300-летия Дома Романовых депутацией от Тобольской губернии.

В одном из своих писем императрица Александра Федоровна пишет: «25 декабря в 7 часов    пошли к обедне. Принесена была чудотворная икона Божией Матери из Абалакского монастыря, за 26 верст от Тобольска. Служили перед ней молебен. Так, нашу церковь «Знамение» (в Царском селе) и Вас, родная, вспоминала». В дневнике царя есть запись на праздник Рождества Христова: «После литургии был отслужен молебен пред Абалакской иконой Божией Матери, привезенной накануне из монастыря». Так царская семья встретила роковой 1918 год. В феврале 1918 года Александра Федоровна  в письме Анне Вырубовой также писала: «…вышиваем много для церкви, только что кончили белый венок из роз с зелеными листьями и серебряным крестом, чтобы под образ Божией Матери Абалакской повесить..».  Известно, что среди образов, перед которыми молились в изгнании царственные узники, были три Абалакских иконы Божией Матери.

Списков этой иконы много. В разных храмах почитаются. А судьба первообраза иконы загадочна пока. По одной версии икона не покидала Россию и хранится где-то в тайнике на  сибирской земле. Возможно где-то в тайнике и в самом монастыре. По другой, в 1919 году, опасаясь за чудотворную икону Абалакской  Божией Матери, епископ Мефодий с адмиралом А.В. Колчаком увозят на теплоходе икону из Абалакского монастыря Тобольска в Омск, а далее через Дальний Восток в Шанхай. Далее упоминания об  оригинале Абалакской иконы  уже нигде не встречается в литературе, кроме того предположительного, что икона из Успенского собора  была вручена генералу Михаилу Константиновичу Дитерихсу архиепископом Омским и Павлодарским  Сильвестром в октябре 1919г. в Омске.

По этой версии оригинал Абалакской иконы из Тобольска находился за границей в храме Покрова  Божией Матери РПЦ МП города Камбраммат (42км. от Сиднея) в  Австралии, куда переехали в свое время наследники генерала Дитерихса.

Есть ещё несколько версий судьбы этой уникальной иконы. Энтузиасты ищут её упорно. Дай Бог, чтобы нашли.

А мы с вами посмотрим ещё монастырь. Храм Чудотворца, стоящий напротив храма Марии Египетской. Построен в 1749-50 гг. по указанию митрополита Сильвестра, справа от Знаменской церкви. В 1854 году к церкви пристроили два симметричных придела, что придало ей крестообразную форму. В 1855 году Никольская церковь была освящена во имя Святой Троицы, южный придел – в честь Святителя Николая Чудотворца, а северный придел – во имя Вознесения Господня.







Чтобы представить объём работ по реконструкции этого храма приведу две фотографии.

2003 год. Работы по реставрации начались только в 2007г.



2009 год. Работы по реконструкции в процессе. Результат вы видели.



Слева придел церкви Святителя Николая, справа дом, в котором когда-то была монастырская гостиница и в центре на дальнем плане новая церковь. Когда-то там, рядом, стояла деревянная церковь Богоявления Господня и при ней покои для больных.





В монастыре всё строго.



Дом монастырской братии.



Архиерейский дом. Он же дом наставников. 1862-1867 г.г.



Монастырская гостиница. И за  монастырем на берегу Иртыша есть туристический комплекс.



И как не жаль, но надо уезжать. В турцентр я не пошел по той же причине. Туда хорошо с детьми приезжать. Всё срублено под сказку.

Зашел в церковную лавку и купил небольшой образ Божией Матери "Знамение".



Прощальный взгляд на Иртыш через калитку монастыря на берег. За рекой пруды Абалакского экспериментального рыборазводного завода.



И уже от машины на смотровой площадке взгляд на излучину Иртыша вправо.



До свидания, Абалак! Я рад, что тебя увидел. Доведется ли ещё?

По дороге в Тобольск заехал к церкви Спаса Преображения Господня в селе Преображенка.
Когда-то здесь, в селе, основанном выходцами с Русского Севера, была построена деревянная церковь во имя в имя Преподобного Ефимия Суздальского. Церковь из-за ветхости разобрали и в 1761 году построили каменную церковь. В 1776 г. по грамоте Тобольского архиепископа  Варлаама церковь была переименована во имя Преображения Господня. В 1777 г. к церкви пристроен придел во имя Преподобного Ефимия Суздальского. До 2004 года церковь была в очень плачевном состоянии. Теперь стоит вот такая красавица.



Проезжая поселок Сибиряк взгляд упал на знак, сообщавший, что сибиряки в Сибири закончились J



Опять начался дождь. Похоже, он мне сегодня испортит день. Как же он надоел!

Теперь по плану дня мне надо попасть в Иоанно-Введенский женский монастырь. Дорога от Абалака простая. На перекрестке переезжаем трассу поперек и дальше прямо до монастыря. Но на перекрестке выяснилось, что дорога за перекрестком на ремонте. Придется объезжать через Тобольск. С трассы свернул на дорогу, идущую через питомник, ещё один левый поворот, идем прямо и на перекрестке направо. И попадаю на дорогу, ведущую к монастырю.

Монастырь находится рядом с городом. Всего около пяти километров. Когда-то здесь была архиерейская дача. И у каждого монастыря есть своя легенда.

«В 1638 году несли икону «Знамение» из Абалакского мужского монастыря в город Тобольск. Крестный ход проходил через деревню Шанталык. Местный деревенский крестьянин Василий подвёл к иконе свою слепую от рождения дочь Анну, и она неожиданно для всех чудесно прозрела. Это чудо от иконы сильно поразило всех, а тогдашний архиепископ Сибирский и Тобольский Симеон благословил основать на этом месте иноческую обитель. Он же и заложил здесь первый деревянный храм в честь святого Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, Усекновения честной его главы. Местность здесь пустынная. Обитель расположилась между двумя возвышенностями и получила название Иоанновская междугорская пустынь».

С тех пор Шанталык стал именоваться селом Ивановским, а сейчас он называется поселок Прииртышский. Сам же монастырь был основан в 1653 году как иноческая обитель.

У ворот обнаруживаем план монастыря.



В монастыре ещё ведутся реставрационные работы. Но многое уже закончено.



Главный храм монастыря – во имя Святого Иоанна, Предтечи и Крестителя Господа нашего (1808 -1814г.г.).



Первый деревянный храм в честь Усекновения главы святого Иоанна Предтечи просуществовал около ста лет, но затем он сгорел, и неподалеку от него был заложен новый каменный храм в честь Рождества св. Иоанна Предтеч. Этот храм мы и видим.

На месте входа в монастырь в 1900 г. был построен каменный храм, освященный во имя Живоначальной Троицы с приделами Почаевской Божией Матери и святителя Митрофана Воронежского. До наших дней он не дожил. Его взорвали в 1924 году. Остался только подвал.

В 1892 г. старая часовня, находившаяся на месте церкви в честь Усекновения главы Иоанна Предтечи, была перенесена на заимку Жуково, а на месте ее заложена новая каменная церковь с усыпальницей (предназначенная для погребения благочестивого рода Дружининых – родителей, сестер и самой настоятельницы - игумении Миропии). После завершения строительства в 1904 г. храм был освящен в честь преподобного Серафима Саровского.



Архиерейский корпус.



Трапезный корпус.



Игуменский дом.



Первый сестринский келейный дом.



А вот с этого ракурса сразу чувствуется, что монастырь женский.



Сестры в этом монастыре до революции были знамениты на всю Россию своим золотошвейным искусством. Сейчас этот промысел в монастыре возрождается.

В 1866 г. в монастыре было открыто училище на 30 человек для девиц духовного звания, на устройство которого Н.Д. Пущина, вдова декабриста М.В. Фонвизина, пожертвовала 3000 руб. На втором здания располагалась иконописная мастерская, в которой ученицы под руководством сестер занимались рукоделием. В достопамятное посещение Тобольска Его Императорским Высочеством, Великим Князем Владимиром Александровичем, настоятельница Дорофея со старшими сестрами обители удостоились поднести Его Величеству икону Иоанна Предтечи, шитую золотом; работы от учениц – туфли, шитые золотом по голубому бархату, и записную книжку, шитую также золотом по малиновому бархату. Также подарили икону святого Иоанна Предтечи Великому князю Алексею Александровичу, побывавшему в Тобольске в 1872 г., написанную сестрами обители.

Во время пребывания семьи Романовых в Тобольске монахини на свой страх и риск установили связь с членами царской фамилии. Игуменья Мария часто бывала у Романовых, передавала  записки, послания, продукты и даже выносила некоторые ценности из дома, где они в это время находились в заключении.

Абалакская Чудотворная икона Божией Матери «Знамение» была написана в начале прошлого века монахиней Августой в этом монастыре.

Второй сестринский келейный корпус.



Иоанно-Введенский монастырь знаменит ещё тем, что в обители находятся христианские реликвии: икона Божьей Матери «Утоли моя печали» и икона Божьей Матери «Целительница». Небольшой образ «Целительницы» я увозил с собой.



О чем трубит ангел на Угловой башне? Ангел трубит о том, что нужно торопиться делать добрые дела, а не откладывать их на потом. И не страшен тогда суд Господень.



Пора было уже уезжать. В этой обители чувствуешь полное умиротворение. Как-то тут очень спокойно и светло, несмотря на этот серый день, продолжавшийся дождь и крутящиеся в голове путевые заботы.

Впереди был Тобольск. Но об этом в следующей, заключительной части моего рассказа об этом долгом путешествии по глубинам моей памяти, и вместе с тем, познавательном и полном удивительных открытий.

Продолжение следует...

Глава 36. Тында – Красавка (Хангли). День 30-й. 09.09.2012г.

Проснувшись поздно первым делом, посмотрел в окно. Сегодня собирался полдня потратить на осмотр знакомых мест в Тынде. Погода бы мне не помешала. Но картина была неутешительной.



Опять дождь. Изрядно уже надоел. Я рассчитывал если и не на солнышко, то хотя бы на отсутствие осадков. Но пенять на осень дело глупое, так что будем довольствоваться предложенными обстоятельствами.

Посмотрел твиттер. Паша писал, что мне навстречу идут Паджеро и Прадо. На Паджеро Виталий (Дюйм) возвращался в Магадан из Владика. К вечеру должны были подойти к Тынде. Познакомиться с Виталием хотел давно. Знал и читал обо всех его экспедициях и рассчитывал сделать это в Магадане. Но Виталий уехал во Владивосток и встреча не состоялась. Появилась возможность  сделать это на дороге. После обеда попробую на рации вызвать ребят за Тындой.

А пока позавтракал в гостинице и около двенадцати поехал смотреть места, где довелось работать в восьмидесятых. Первой точкой был бывший Тындинский ЛТЦ. Для этого надо было попасть на улицу Семилетки.

Дорогу нашел без труда. Надо же – столько времени прошло, а память не подвела. Подъехал к дому номер три.


 Здесь жили в то время работники цеха. Сам ОУП был рядом, но пройти туда мешал забор, которого раньше не было. Пришлось немного объехать.



Заросло все вокруг. Оказывается, теперь в нем живут люди. Похоже, что в Тынде после БАМа стало неважно с жильем. В те времена тут многое строили москвичи. Есть тут и Арбат и Красная Пресня.

О бывшем цехе напоминали только предупредительные знаки. Знаки были не в самом плохом состоянии. Возможно, какие-то кабели тут еще обслуживает Ростелеком, раз они даже покрашены.



Когда-то при цехе была маленькая гостиница – щитовой домик на две комнаты с кухней. Там мы и познакомились с моей женой. Но от дома, как раньше, к тому месту, где виднелась крыша похожего домика, было не пройти. Понастроили бессистемную кучу каких-то одноэтажных промстроений и частных домов. Архитектору города, похоже, этот район неинтересен. Типичная «нахаловка». Опять пришлось объезжать с другой стороны. Пропетлял по узеньким улочкам.



Но и с этого места к домику - а это был именно он - тоже подойти не удалось. Пришлось на память снять из-за забора это сакраментальное для нашей семьи место.



Наверное, тут тоже теперь кто-то живет. Не будем беспокоить людей понапрасну. Им моя история уж точно не интересна.

Ну, ладно. Одно место посмотрел – теперь надо поискать сетевой узел связи, в пуске которого мне довелось поучаствовать. Как я уже писал к этому узлу от узловой радиорелейной станции УРС-38 я «доводил до ума» три коаксиальных кабеля. Больше четырех месяцев тут был в командировке. Нашу трассу до сих пор видно на спутниковых снимках в Гугл.



На снимке видна вся сложность этой трассы. Две реки – Тында и Гиткан, две автодороги, две бамовские железки, а также приличной высоты сопка, которую пересекала трасса. Перепад высот только кажется небольшим – двести метров. Сплошной скальник и островная мерзлота на подходах к рекам. Обе реки пересекали двумя створами и в каждом по три кабеля. Половина связей в одном створе, половина в другом. При авариях в реке, в перчатках или как правильно их называют «разветвительных муфтах» на берегах, все связи переводятся в один уцелевший створ. Досталось тут строителям. Ребята были из Магаданского УС-1.

Коаксиальные кабели, даже бронированные, слишком «нежные и хрупкие» для такой местной геологии. В коаксиальных парах (трубках) основной диэлектрик воздух. Любой приличной силы удар или раздавливающие давление приводят  к пробою изоляции под напряжением или к полному короткому замыканию прямого и обратного проводников. Мы тогда со строителями на новеньких, только что проложенных кабелях, устранили порядка сорока повреждений. В основном это были вмятины от породы после засыпки траншеи или перегибы от воздействий на кабели при оттайки грунта. ПГС сюда, в междуречье, не завезешь – только зимой по льду. И «подушку» под кабель и над ним можно сделать только просеиванием вынутого грунта. А сколько его там наберешь? Вот и засыпали строители не по технологии тем, что было под рукой.

Помню когда только приехал и познакомился со строителями, те решили меня проверить. Что за «шпиона» к ним прислали? И предложили пройти по трассе как-раз в этом междуречье, которое на спутниковом снимке. А дело было в марте – снега на этой самой сопочке, … в общем «вам по пояс будет». Шли вдвоем с их инженером-измерителем. Скажу честно: на вершину сопки пришел весь «в мыле» и, что называется «в зобу дыханье сперло». Но виду не подал. Молодой был. Упертый. Вниз по снегу, которого со стороны р. Тында было еще больше, тоже было не легче. Но прошел от створа до створа и трассу посмотрел настолько, насколько позволил снежный покров.

Линейно-строительный «зачет» я, как выяснилось потом на пикнике у костра, сдал. И уже после того как нашел с ними по своим измерениям несколько первых повреждений, ребята стали относиться как к своему. Расставались после сдачи объекта уже как старые друзья, много чего прошедшие вместе. Парни потом уехали строить в  Уренгой.

А СУС находился на краю города, в месте, которое еще тогда прозвали «СМУрятник». Строило СУС несколько СМУ, и они первым делом построили себе жилье и административное здание стройки, где все управления и разместились.

Попытался проехать к этому месту по старым дорогам, которые помнил. Но фокус не удался. Либо застроили, либо дорог тех, что я помнил, уже не было. Пришлось выехать на трассу и вернуться  практически на въезд в город с севера, и уже оттуда, по объездной дороге, доехать до места. Вот поворот к ТУСМ№3 из регистратора. Зануда-дождь хорошего настроения не прибавлял.



Вот в этом здании и располагались все СМУ.



Рядом стояло новое здание ТУСМ №3, которое построили уже без меня. Этот новый ТУСМ специально создали после сдачи СУС, чтобы организовывать всю эксплуатацию в этой зоне. ТУСМ №2 в Алдане, в который входил старый ЛТЦ в Тынде, уже не мог из-за удаленности и специфики нового узла обеспечить надежное управление.

Сейчас используется только территория с гаражами, а само здание выставлено на аукцион. На территории базируются бригады, которые спутниковые терминалы и радиорелейную линию обслуживают.





К сетевому узлу, теперь уже закрытому, вела асфальтированная когда-то дорога.



Деревья, что просматриваются за воротами, выросли прямо на обваловке СУС. Когда сдавали, тут была только ровная, только что проросшая, травка. И забора с КПП, конечно, тогда еще не было. Эти деревья – природный измеритель того, как давно всё это было.

Вот тут, среди деревьев, виден частично зеленый оголовок венткамеры.



А под землей еще два этажа. Помню, когда проверяли СУС на герметичность, то с первого раза не смогли сдать. Шла утечка избыточного испытательного давления внутри через наши вводные кабельные каналы от потерны на той стороне объекта. Пришлось свободные каналы заваривать, благо, что они были из стальных труб.

На территорию не пустили. Объект и ТУСМ до сих пор охраняются. Поговорил с охранниками. Но люди тут всё больше новые и об истории этого места мало, что знающие.

Дождь в этот день, похоже, не собирался прекращаться. Настроение смотреть город пропало окончательно. Да простят меня жители этого города, в котором, разумеется, есть много чего интересного, но мой случай другой. Я вроде, как и не турист в вашем городе.

Просто устал я за эту поездку от этих потерь профессиональных. Понятно, что прогресс, и особенно в нашей телекоммуникационной отрасли, не остановишь. И потери тут неизбежны. Но поверьте, что многое брошено просто по безалаберности и недомыслию. «Эффективный менеджмент» у нас на Родине уродлив и неказист. Связью кто только сейчас не занимается. А нормальных профессионалов с каждым годом всё меньше. А уж как это делается в Ростелекоме, знаю не понаслышке. Все-таки более двадцати пяти лет в этой системе проработал. Всякое повидал. Да и какой-никакой миноритарий я до сих пор Ростелекома. Волей-неволей приходится быть в курсе.

Вернулся к машине.



 Возле машины меня ждал очередной вымогатель. Чуют родственную душу! Я бичую, и они бичуют. Пришлось кормить и этого бедолагу.



Миха, сидящий в своем подголовнике, был явно недоволен.



Его суровый взгляд и растопыренные лапы были более чем красноречивы: «Начальник! Хорош харч разбазаривать этим Акелам. На всех не напасешься!».

Новоиспеченный старпом, конечно, хозяйственный. Но жадина! Рано я его повысил в звании. Ишь как смотрит! Так пойдет - он скоро и руль отберет! J

Время уже четвертый час. Надо из города выбираться и сегодня уже на «Амур» выходить. А эти полторы сотни с гаком до трассы в дождь – то ещё «развлечение». Заехал на заправку и пообедал потом уже в кафе «Дизель», что на трассе в городе. Кто-то мне его рекомендовал. Не понравилась мне их готовка. Так, что не рекомендую. Нормальная столовая на вокзале всегда была, и, говорят, до сих пор там неплохо и недорого кормят.

На выезде из города остановился напротив сопки, где стояла УРС-38 от которой когда-то и начиналась кабельная трасса на СУС.



До свидания, Тында! «Бог даст и свидимся», - сказал я в очередной раз с тайной надеждой, что так оно и будет. Впереди была дождливая трасса. И асфальт как-то быстро закончился.



Дождь еще продолжался. На рации Дюйм мне так и не ответил, хотя вызывал и на 15АМ и на 15FM, как это принято в Магадане.

По трассе попадались симпатичные речушки.







Доехал до Джелтулака, что километрах в пятидесяти от Тынды. Вывеска местного кафе была многообещающей, и я заехал попить кофе. Неплохо тут узбеки ташкентские готовят.



У кафе был даже кусочек старого АЯМовского асфальта.



После джелтулакского полдника, погода, видимо решившая, что с меня хватить и надо напоследок оставить об Амурской области и этих местах хорошее впечатление, начала улучшаться. Дождь прекратился. Трасса, хотя и доставала меня и подвеску Трейла, стала даже симпатичной.



И, уже ближе к Соловьевску, выглянуло солнышко.







В Соловьевске немного постоял, пробуя получить информацию по твиттеру о Дюйме. Но, к сожалению, так и не получилось. С Виталием мы познакомились только через год в Москве, когда он приезжал к нам по делам в марте. Очень интересный человек и кладезь автопремудростей и экспедиционного опыта.

Распогодилось ближе к трассе «Амур» совсем. И уже не терпелось поскорее выйти на неё.



В восемь вечера я, наконец, выехал на Неверскую развязку.





Из потерь только не горящая лампочка левого габарита. Ну, и шикарный слой грязи виде бонуса!





И уже по традиции всех выходящих сюда состоялось ритуальное целование асфальта.





"Офонаревший" Миха радовался окончанию «качки», всем своим видом показывая, что теперь асфальт отсюда и до горизонта. И это теперь надолго.




Связь тут работала. Отправил твитты и, получив поздравления от магаданцев с выходом на «Амур», двинулся в сторону Читы. Намечать какую-то конкретную точку сегодняшнего финиша не стал. Сколько пройду до полной усталости, столько и пройду. Все равно ночевать в машине.

У поворота на п. Ерофей Павлович заехал в кафе. Интересно было объяснять девочкам в кафе, что такое двойной кофе. Кофе хватило, чтобы продержаться до половины первого ночи. Непривычно-убаюкивающий ритм и комфортная езда клонили ко сну. Отвык уже от длинных переходов по асфальту, да ещё ночью.

Не доехал совсем немного до Амазара. Встал на стоянке возле кафе «Подорожник», что в Красавке. Ближайшая станция Забайкальской железной дороги называется «Красавка (Хангли)». Лег спать в машине. За неполный день прошел около 400 километров, в том числе около 240  по трассе «Амур».

Продолжение следует...

Глава 34. Качикатцы – Улуу - Алдан. День 28-й. 07.09.2012г.

Утро. По крыше машины постукивают капли дождя. Очень не хочется вылезать из теплой машины. Но надо. Надо ехать. Счетчик времени неумолимо отсчитывает часы и дни. И за меня никто ничего не сделает. И эта простая мысль как пружина поднимает меня и, взяв свои умывальные дела и полотенце, я иду в кафе.



Умывшись, завтракаю и выхожу на улицу. Трасса буднично живет своей жизнью. Кто-то подъезжает к кафе, кто-то отъезжает.

У машины слякоть и лужи. Трейл, немного растерявший свою вчерашнюю самурайскую самоуверенность, стоит хмуро. Ничего, дружище, сейчас поедем и за работой забудем и о дожде и о плохом настроении. Дорога – хороший доктор и лекарство от хандры.

Над трассой стоит туман. Работы по реконструкции идут полным ходом. Очень много технологического транспорта строителей, добавляющего месива в верхний слой еще не укатанного как следует полотна дороги.



Из тумана периодически выплывают мосты железной дороги.



На сегодня план будет простым. Конечная цель – Алдан. Промежуточная – Улуу. Надо туда заехать, как планировал и взглянуть, что там после закрытия магистрали КМ-18Е творится. Старые НУПы этой магистрали периодически встречаются вдоль трассы. Входы уже заросли кустарником.



Трейл сегодня как-то нехотя раскатывается. Бензинчик надо будет долить до полного бака в Улуу. Помнится, что там он был неплохого качества. Впереди уже появились разрывы в облаках. И это давало надежду на скорое прекращение дождя.



И, наконец, солнце выглянуло. Тут и кусочек асфальта появился.



Справа строители разрабатывали песчаный карьер.



И тут, вспомнив о наличии у меня в багажнике банки очистителя для инжекторов «ЛАВР», я решил сделать после Улуу и дозаправки эксперимент. Залить в бак ЛАВР и потом, на асфальте, раскрутить насколько можно, хотя бы до 5000 оборотов, двигатель. От Магадана  через сто километров «Джеки Чан» опять выскочил и до сих пор горит. Попробуем полечить забросом остатков этой смеси на катализатор при неполном сгорании на высоких оборотах. Что-то в этой идее было и чем чёрт не шутит – может быть и сработает. Подождем до Улуу.

Вдоль трассы стояли радиорелейные станции РРЛ-184. На них и антенны сотовых операторов пристроились.





А вот уже и Улуу. Время – полдень.



Сначала заеду к старому ЛТЦ. Дорога немного в горку и вот он, жилой дом, где жили работники цеха.





Заехал во двор.



Сначала пошел к дизельной. По ухоженному виду она должна была работать.





Теперь это поселковая ДЭС.



Обнаружился и её «хозяин», дизелист Володя.



Суровый с виду мужчина. В дизельной, однако, у него идеальный порядок. Раньше работал дизелистом в ЛТЦ, а теперь и для всего поселка трудится. Разговорились. Вспомнили общих знакомых, с которыми я тут в командировке осенью восемьдесят третьего работал. Володя тут с семидесятых.

Жизнь, конечно, сейчас тут непростая. Власть он костерит почём зря. А вот голосует за Жирика. От полной безысходности. Жизнь по краю, вот в крайности мужиков и тянет. Поговорили, и я, попрощавшись, пошел смотреть, что осталось от цеха.

Вот гаражи. В цеху всегда было пять – шесть машин. И для линии и для хозяйства.



А это бывший ОУП – обслуживаемый усилительный пункт кабельной магистрали.





Сейчас ремонтные бригады, обслуживающие спутниковые терминалы, используют здесь пару помещений, когда приезжают на профилактику оборудования, измерения или аварии.



Недалеко старая начальная школа, в торце которой есть и медпункт.







Рядом приемные спутниковые и передающие антенны.



Был здесь когда-то и спортзал. Тут в основном армянские строители всё строили. Кстати неплохие строители и много чего по северам построили. Вот и этот спортзал строили они.



Сейчас тут, в поселке, дорожники еще стоят. И многие из них тоже из этой нашей бывшей братской республики. Прижились в Якутии и трудятся.

Конечно, смотреть места, где что-то уже закрыто и приходит в упадок, невесело. Но это моя память и мне это было интересно и небезразлично.

Михе же это, я думаю, надоело и он, спрятавшись под жилетом-разрузкой, всем своим суровым видом давал мне ясно это понять.

- Да едем, уже, едем! И не надо так на меня смотреть! - подумал я вслух.



Внизу, за поселком трасса уже притягивала мое внимание. Ну, в путь, так в путь.



Залив «ЛАВР» на заправке и долив бак до полного, я выехал в сторону Алдана. К этому времени совсем распогодилось. Картинки осени стали повеселей.



Вдоль трассы шли работы. Отсыпали и укатывали полотно, из-за чего приходилось проезжать по объездам, и укладывали перепускные трубы и прочие инженерные сооружения в полосе отвода дороги.



Железная дорога шла вдоль трассы сквозь золото осени, изредка пересекая ее по мостам.







Объезды сближали железнодорожные и автомобильные перевозки.



Пару раз, на асфальтированных кусках, мне удалось раскрутить двигатель до пяти с половиной тысяч оборотов. Мгновенного эффекта я, естественно не ожидал. Надо было набраться терпения и подождать.



Асфальт сменялся отстроенными, но еще не одевшимися во все дорожные одежды, участками трассы.



И уже на подъезде по асфальту к Алдану на приборке пропал чек. Вот интересно. Это я такой умный или японцы? J Возможно же простое совпадение. Сработал, например, сороковой запуск двигателя, после которого некритичные ошибки сбрасываются собственными «мозгами» машины. Но как бы то ни было, а этот факт порадовал. Уж очень раздражал меня этот постоянно горящий значок.

В Алдан я въехал в очень неплохом настроении.



По навигатору дошел до гостиницы «Север», что на Мегино-Кангаласской улице в доме номер 19 находится. Тут  обычно останавливаются все проезжающие через Алдан. Гостиница без претензий по звездам, но вполне подходящая для одного ночлега.



Номер со стоянкой во внутреннем дворике гостиницы обошелся в 1100 рублей. Душ и туалет соответственно на этаже. Но номер был чистый и для одной ночи вполне годился.



Сходил в кафе, расположенное в одном здании с гостиницей и поужинал. Счет на 400 рублей, конечно, не сильно понравился. Но идти в город, искать что-то другое было попросту лень.

Потом, приняв душ, смотрел телевизор и отправлял твитты. На завтра запланировал осмотр бывшего ТУСМ, располагавшегося когда-то здесь, в Алдане. Здесь мне довелось пару недель преподавать на курсах кабельщиков-спайщиков. Алданский ТУСМ тогда принял в эксплуатацию новые коаксиальные кабели, которые я со строителями доводил «до ума» и принимал в Тынде, и нужны были спайщики, способные их монтировать. Одного, правда, мы со строителями обучали еще при пуско-наладочных работах в Тынде. Но одного спайщика для такой работы было мало, вот и надо было обучить еще несколько парней из местного ТУСМа.

К концу следующего дня я запланировал придти в Тынду.

Продолжение следует...

Глава 19. г. Магадан. День 16-й. 26.08.2012г.

Утром проснулся в предвкушении поездки. Где-то у меня была еще одна новая рубашечка-поло с логотипом УАЗа? Надо Павлу подарить.

Приехали Павел с Аленой. И тут получилось очень забавно. Паша приехал на своем служебном Патриоте. Надо же! Очень кстати пришлась эта поло.  Мы теперь с Павлом как два интернатских будем – сам вторую такую надел в эту поездку.

По поводу Патриота Паша рассказал забавную историю. Мужик уехал на материк в отпуск, кажется на Делике, а жена должна была позже прилететь самолетом. Мужику там предложили за его аппарат такую цену, что он отказаться не смог. Продал. Но прилетает жена и нужна машина. Ничего другого кроме новых Патриотов не было. Он купил. Прилетевшая жена, подозрительно  осмотрев машину, спросила: «Ну, и что это за машина?». «Джип японский. Тайота Патриот» - не моргнув глазом, нашелся мужик. Теперь в Магадане их так и называют - Тайота Патриот.

Погода этим утром испортилась. Пасмурно и временами накрапывал дождь. Ну, так не сахарные же – когда это нам могло помешать? Поехали. Интересные у них тут магаданские «голуби» по дворам летают. Еще одна связь с морем.



По дороге заехали и проверили все ли в порядке на базе Виталия (Дюйма) за которой в отсутствии хозяина (он уехал тогда во Владивосток) Павел присматривал. И потом заехали в гараж к Пашиным родственникам. Интересные машинки мне там показали. Автокемперы Isuzu Elf и Mitsubishi Canter. Сам их не снимал. Темновато было в боксах. Но по ним полазил.

Недавно они поехали на материк вначале июня и их сняли на колымской трассе под Магаданом. Мужики с ними серьезно поработали для приведения в состояние пригодное для передвижения по нашим дорогам. Усилили обвязку и пр. Классная штука для семейных путешествий.



Потом двинулись на Нюклю.  Это по дороге на Олу.
Сначала остановились на площадке еще на подъезде к бухте. Жаль, что все было затянуто облаками и моросью.





Пашин служебный Патриот, на котором мы ездили в этот день.



Алена. Хозяйка здешних мест и по совместительству супруга Павла.



На берегу бухты выяснилось, что дождь не только нам не помеха. Рыбаки они во всем мире одинаковые.



Нюкля это мыс в бухте Гертнера Тауйской губы Охотского моря. Унего есть еще местные названия - "Спящий дракон" или "Спящая красавица".
В переводе с эвенского "нукуя" - гниющая рыба. На снимке выше мыс прикрыт дождевой моросью. А рыба тут вполне свежая и её на всех хватает. Здесь разрешен лицензионный вылов.







За галечной береговой полосой стояли живописные скалы.













В одной из скал был грот в виде узкой расщелины.









А в подножии одной из скал была устроена оригинальная открытая часовня в память о святом Апостоле Андрее Первозванном. Часовня очень гармонично вписалась в ландшафт.









Неподалеку стоял памятный знак на месте высадки первой Колымской экспедиции под руководством Ю.А. Билибина и В.А. Цареградского.







Рядом со знаком был вот такой природный лаз в скале.



На одной из скал природа поработала основательно, выветрив зубчатые останцы.



Перекусили захваченными Аленой бутербродами и кофе. Паша показал лежащий в багажнике кусок старого рельса узкоколейки, который привезли из своей поездки в бывший колымский лагерь Днепровский. Выпущен был на заводе НКВД в тридцатых. Ребята хотят как-то вписать его в памятный знак, задуманный нами.



Павел предложил съездить еще на первый перевал по дороге на Армань. Это как-бы в сторону Охотска по большой географии.  Для этого надо было переехать на другую сторону Колымской трассы.

Дождь продолжался.



По пути Павел показал местный горнолыжный склон.



На верхней точке перевала все было затянуто облаками.



Там же стоит памятник В.С.Филимонову. Где-то читал, что он был директором Департамента "Магаданавтодортранс". У ребят забыл спросить про обстоятельства появления памятника здесь, а в сети ничего не нашел.



Поехали вниз, на другую сторону перевала.



Внизу протекала очень симпатичная речушка Окса. Понравились «штаны» из дороги и речки.



Речка нерестовая. Тут частенько Потапычи бродят. За сопками она впадает в Охотское море. Кстати с другой стороны перевала, откуда мы приехали, берет начало и речка Магаданка, протекающая по городу.

А это тоже Окса, но уже в сторону перевала.





Перекурили и поехали назад в Магадан. Ребята пригласили меня к себе на обед. Но прежде надо было заехать на рынок.

По дороге, на Арманской улице, проехали Свято – Покровский женский монастырь. Монастырь основан не так давно, в 1999 году. Здесь хранится местночтимая икона Пресвятой Богородицы – “Магаданская”.









Сначала заехали в супермаркет, а поток на рынок. Немного поснимал ценники в Магадане.





















Еще понравилась вот такая смешная реклама.



И такой вот «деликатес» по совершенно негуманной цене. Для лохов.



А потом был обед дома у ребят. Все было очень вкусно. Спасибо, Алена!





Красная икра на тот момент была в Магадане практически по московской цене от 2000 до 2500 рублей в зависимости от вида. Плохой был по рыбе год.

После обеда Павел отвез меня домой. Завтра понедельник и ребятам тоже надо было отдохнуть перед рабочей неделей.

Прошелся возле дома по магазинам. Надо было и о пище насущной подумать. На улице Билибина нашел маленькое бистро. Там продавались готовые охлажденные обеды.  При наличии СВЧ в квартире это решало все проблемы. Готовкой можно было не заморачиваться, и качество было хорошим.

Перед сном позвонил домой и друзьям, а потом смотрел телевизор и отправлял твитты, делясь впечатлениями за день.




Продолжение следует...